Лекарственные растения и травы

Меню сайта

Флора байкальской природной территории. Высшие растения. Сосудистые растения иркутской области


Флора байкальской природной территории. Высшие растения | ИРКИПЕДИЯ

Обширная группа высших растений может быть подразделена на споровые и семенные, на основании способа расселения – спорами или семенами. В этом случае к споровым растениям относятся мохообразные, плауновидные, хвощевидные, па-поротниковидные. К семенным растениям – голосеменные (сосновые) и покрытосеменные (цветковые). По признаку наличия проводящей системы во внутреннем строении высшие растения разделяются на 2 группы – бессосудистые (мохообразные) и сосудистые (все остальные) растения.

Мохообразные (рис. 3.59.)

Таксономическое положение

Мохообразные (Bryophyta) относятся к высшим растениям по ряду признаков: наличие многоклеточных гаметангиев (органов полового размножения) и многоклеточного спорофита (органа бесполого размножения), также для большинства мохообразных характерно расчленение тела на лист и стебель. Отдел мохообразных включает в себя три класса (иногда рассматриваемые как отделы): антоцеротовые (Anthocerotae), печеночники (или печеночные мхи, Hepaticae) и мхи (или листостебельные мхи, Musci).

Печеночные мхи подразделяются на 2 подкласса: юнгерманниевые (листостебельные печеночники, Jungermanniidae) и маршанциевые (талломные печеночники,Marchantiidae).

Собственно листостебельные мхи разделяются на три хорошо отличающихся между собой подкласса: сфагновые (Sphagnidae), андреевые (Andreaeidae) и бриевые (Bryidae) мхи.

Особенности морфологии и физиологии

У мохообразных в жизненном цикле преобладает гаметофит, это то, что мы называем «растением», когда говорим о мхах, в отличие от остальных сосудистых растений, у которых «зеленое тело» растения – это спорофит. Спорофит же мохообразных состоит из ножки, коробочки и стопы, прикреплен к гаметофиту и живет за счет него (рис. 3.60.).

Мохообразные по строению тела подразделяются на листостебельные (мхи и листостебельные печеночники) и талломные в виде дихотомически ветвящейся ленты или лепешки (антоцеротовые и печеночники). У мохообразных отсутствуют корни; функции прикрепления и частично поглощения влаги выполняют многоклеточные выросты – ризоиды. Листья имеют существенные отличия от обычных листьев сосудистых растений: всегда без черешка (сидячие) и большей частью из одного слоя клеток, разнообразной формы и др.

Разнообразие в Байкальском регионе

В Прибайкалье встречаются представители двух классов: около 180 видов печеночников из 63 родов, 28 семейств и около 480 видов листостебельных мхов из 163 родов, 44 семейств. Крупнейшими по числу видов семействами являются Гриммиевые (Grimmiaceae), Сфагновые (Sphagnaceae), Поттиевые (Pottiaceae), Амблистегиевые (Amblystegiaceae), Мниевые (Mniaceae), Дикрановые (Dicranaceae), Бриевые (Bryaceae), Брахитециевые (Brachytheciaceae), Рабдовейзиевые (Rhabdoweisiaceae), Политриховые (Polytrichaceae). К числу самых многовидовых родов региона относятся следующие: сфагнум (Sphagnum), бриум (Bryum), дикранум (Dicranum), гриммия (Grimmia), полия (Pohlia), брахитециум (Brachythecium), мниум (Mnium), плагиомниум (Plagiomnium), энкалипта (Encalypta), политрихум (Polytrichum). Таксономический состав флоры мохообразных отражает такой ее важнейший признак как горно-таежный характер с чертами аридности.

Биоценотическое значение, особенности экологии, охрана

Несмотря на мелкие размеры, мхи играют большую роль в различных фитоценозах. На верховых болотах основная ландшафтообразующая роль принадлежит сфагновым мхам: способствуя сохранению многолетней мерзлоты, мхи опосредованным образом влияют на климат и гидрологические условия определенной территории. Моховой покров в лесах способствует сохранению леса и его возобновлению, но при увеличении толщины моховой покров препятствует возобновлению леса. В толще мха гибнут проростки, происходит накопление и застой влаги, способствуя заболачиванию фитоценоза. Также велико видовое разнообразие и влияние мхов в моховых типах тундр. Мохообразные, наряду с лишайниками, являются «пионерами зарастания», заселяя нарушенные, каменистые местообитания и валежины.

В «Красную книгу Бурятии: редкие и исчезающие виды растений и грибов» (2002) включено 18 видов мхов, произрастающих в Прибайкалье.

Сосудистые растения

Таксономическое положение

Сосудистые растения представляют собой наиболее высокоразвитую в эволюционном отношении группу в царстве растений. По способу расселения они бывают споровыми и семенными. Споровые растения включают такие группы, как плауновидные, хвощевидные, папоротниковидные; семенные растения – голосеменные и покрытосеменные.

Особенности морфологии

К сосудистым растениям относится большинство представителей растительного мира. Именно их облик ассоциируется в обыденном сознании с понятием «растение».

Подавляющее большинство сосудистых растений имеет фотосинтезирующий пигмент хлорофилл, благодаря которому создается их зеленая окраска. Тело сосудистых растений хорошо дифференцировано на побег (стебель с листьями) и корень. Во внутреннем строении наблюдается отчетливое подразделение на ткани: покровные, проводящие, механические, ассимиляционные и др. При этом наличие высокоразвитых проводящих тканей является важнейшим признаком сосудистых растений.

Разнообразие в Байкальском регионе

В настоящее время во флоре Прибайкалья зарегистрировано 2053 вида и подвида высших сосудистых растений, относящихся к 566 родам, 128 семействам, 8 классам и 5 отделам. 1. Отдел Плауновидные (Lycopodiophyta) – 17 видов, 6 родов, 4 семейства, 2 класса – среди высших растений является наиболее древним. В отделе два класса: Плауновые (Lycopodiopsida) и Полушниковые (Isoëtopsida). Класс Плауновые состоит из двух семейств: плауновые (Lycopodiaceae) – 8 видов, баранцовые (Huperziaceae) – 2 вида. Класс Полушниковые подразделяется также на два семейства: селагинелловые (Selaginellaceae) – 5 видов, полушниковые (Isoëtaceae) – 2 вида. 2. Отдел Хвощевидные (Equisetophyta) (рис. 3.61.) также объединяет древние растения, относящиеся к одному классу Хвощевые (Equisetopsida), в нем одно семейство хвощевые (Equisetaceae) и один род – хвощ (Equisetum). В роде 8 видов. 3. Отдел Папоротниковидные (Polypodiophyta) (рис. 3.62.) – 37 видов, 19 родов, 12 семейств, 1 класс – тоже относится к числу наиболее древних групп высших растений.

Один класс Многоножковые (Polypodiopsida) объединяет 12 семейств: ужовниковые (Ophioglossaceae), гроздовниковые (Botrychiaceae), оноклеевые (Onocleaceae), кочедыжниковые (Athyriaceae), вудсиевые (Woodsiaceae), аспидиевые (Aspidiaceae), телиптерисовые (Thelypteridaceae), костенцовые (Aspleniaceae), криптограммовые (Cryptogrammaceae), синоптерисовые (Sinopteridaceae), гиполеписовые (Hypolepidaceae), многоножковые (Polypodiaceae). 4. Отдел Голосеменные (Pinophyta) (рис. 3.63.) – 14 видов, 5 родов, 3 семейства. Состоит из двух классов – хвойные (Pinopsida) и гнетовые (Gnetopsida). Во флоре Прибайкалья насчитывается два семейства – сосновые (Pinaceae) и кипарисовые (Cupressaceae). В семействе сосновые 4 рода: пихта (Abies), ель (Picea), лиственница (Larix), сосна (Pinus), включающие лесообразующие виды деревьев Прибайкалья. В семействе кипарисовых один род – можжевельник (Juniperus), состоящий из 4 видов кустарников. В класс Гнетовые (Gnetopsida) входит одно семейство эфедровые (Ephedraceae) и один род эфедра (Ephedra) с двумя видами.

5. Отдел Покрытосеменные (Magnoliophyta) (1977 видов, 535 родов, 108 семейств, 2 класса) – высшие растения, имеющие цветок. Цветковые растения представляют собой самый большой отдел растительного мира, который подразделяется на два класса – Однодольные (Liliopsida) (511 видов) и Двудольные (Magnoliopsida) (1466 видов).

По числу видов, родов и семейств Однодольные в три раза уступают Двудольным.

Тем не менее роль однодольных в природе очень велика, особенно в травянистых сообществах.

В класс Однодольных входят 25 семейств: рогозовые (Typhaceae), ежеголовниковые (Sparganiaceae), рдестовые (Potamogetonaceae), дзанникеллиевые (Zannichelliaceae), наядовые (Najadaceae), ситниковидные (Juncaginaceae), шейхцериевые (Scheuchzeriaceae), частуховые (Alismataceae), сусаковые (Butomaceae), водокрасовые (Hydrocharitaceae), злаковые (Poaceae), осоковые (Cyperaceae), аронниковые (Araceae), рясковые (Lemnaceae), коммелиновые (Commelinaceae), ситниковые (Juncaceae), осенниковые (Melanthiaceae), лилейные (Liliaceae), луковые (Alliaceae), красодневовые (Hemerocallidaceae), ландышевые (Convallariaceae), спаржевые (Asparagaceae), триллиевые (Trilliaceae), ирисовые (Iridaceae), орхидные (Orchidaceae).

Семейство злаковые (рис. 3.64.) – самое крупное из однодольных, включает 193 вида и 46 родов. Оно играет большую роль в сложении травянистых группировок растительности – степей, лугов, болот. По числу видов преобладают роды: овсяница (Festuca), мятлик (Poa) – по 28 видов, пырейник (Elymus) – 15, вейник (Calamagrostis) – 12, полевица (Agrostis) – 9. Второе по величине семейство – осоковые (рис. 3.65.), объединяет 153 вида, принадлежащие к 11 родам. Самый большой род осока (Carex) – 113 видов. Одно из самых ярких и привлекательных – семейство орхидные (рис. 3.66. – 1), состоящее из 20 родов и 31 вида.

Не уступают по красоте лилейные (9) (рис. 3.66. 2–4) и ирисовые (6 видов) (рис. 3.66. – 5).

Представители рогозовых (3 вида), ежеголовниковых (8), рдестовых (19), дзанникеллиевых (1), наядовых (3), ситниковидных (2), шейхцериевых (1), частуховых (2), сусаковых (2), водокрасовых (1) распространены в водоемах или на их прибрежной территории.

В классе Двудольные первое место занимает семейство астровые (Asteraceae) (рис.3.67), включающее более 200 видов, объединенных в 58 родов. Самый большой род в семействе – полынь (Artemisia) (36 видов), далее следуют роды соссюрея (Saussurea) – 20 видов, ястребинка (Hieracium) – 19, одуванчик (Taraxacum) – 18. Семейство лютиковые (Ranunculaceae) (рис. 3.68.) охватывает 109 видов, относящихся к 27 родам, и находится на втором месте. В семействе два крупных рода: лютик (Ranunculus) – 29 видов и василисник (Thalictrum) – 13. Несколько меньше по объему роды борец (Aconitum) – 8 видов, шелковник (Batrachium), живокость (Delphinium), прострел (Pulsatilla) – по 7 видов и жарок (Trollius) – 5 видов. Семейство бобовые (Fabaceae) (рис. 3.69.), состоящее из 121 вида и 15 родов, занимает третье место. Два значительных рода этого семейства: остролодочник (Оxytropis) – 35 видов и астрагал (Astragalus) – 31 вид. Четвертое место принадлежит семейству розоцветные (Rosaceae) (рис. 3.70.), включающему 97 видов и 25 родов. Самый крупный род – лапчатка (Potentilla) – насчитывает 39 видов. Огромную роль в лесах играют виды, образующие подлесок. Это представители родов таволга (Spiraea), рябинник (Sorbaria), кизильник (Cotoneaster), яблоня (Malus), рябина (Sorbus), боярышник (Crataegus), пятилистник (Pentaphylloides), шиповник (Rosa), черемуха(Padus). Семейство крестоцветные (Brassicaceae), занимая пятое место, насчитывает 92 вида, объединенных в 39 родов. В основном роды этого семейства 1–3-видовые, больших по объему родов только два: крупка (Draba) – 11 видов и клоповник (Lepidium) – 7.

Далее, по убыванию числа видов, располагается семейство гвоздичные (Caryophyllaceae), включающее 73 вида и 27 родов. Среди гвоздичных (рис. 3.71.) много растений сорных, из родов мшанка (Sagina), дивала (Scleranthus), торица (Spergula), куколь (Agrostemma), хлопушка (Oberna), дрема (Melandrium), коровница (Vaccaria). Выделяются по числу видов два рода: звездчатка (Stellaria) – 17, ясколка (Cerastium) – 11. Семейство норичниковые (Scrophulariaceae) (рис. 3.74.) содержит 60 видов, объединенных в 10 родов. Самый большой род – мытник (Pedicularis), 23 вида. Семейство гречишные (Polygonaceae) (рис. 3.72.), занимающее восьмое место, включает 50 видов и 13 родов. Выделяются роды щавель (Rumex) – 14 видов, горец (Polygonum) – 10, таран (Aconogonon) – 7. Семейство зонтичные (Apiaceae) (рис. 3.73.) охватывает 45 видов, относящихся к 29 родам. Семейство содержит в основном 1–2-видовые рода; наиболее часто можно встретить реброплодник (Pleurospermum), вех (Cicuta), тмин (Carum), сныть (Aegopodium), дудник (Angelica), борщевик (Heracleum). Выделяется род володушка (Bupleurum) – 5 видов. Завершают десятку ведущих семейств губоцветные (Lamiaceae) (рис. 3.75.), содержащие 42 вида и 19 родов.

К числу больших родов относятся змееголовник (Dracocephalum), тимьян (Thymus) – по 8 видов. Следующие семейства, входящие в двадцатку по числу видов: бурачниковые(Boraginaceae) – 30, камнеломковые (Saxifragaceae) – 28, маревые (Chenopodiaceae) – 27, горечавковые (Gentianaceae) (рис. 3.76.) – 26, примуловые (Primulaceae) –24, вересковые (Ericaceae) (рис. 3.77.) и фиалковые (Violaceae) – по 21, толстянковые (Crassulaceae) и кипрейные (Onagraceae) – по 13, маковые (Papaveraceae) – 12.

Среди представителей растительного мира Прибайкалья имеются эндемичные и реликтовые виды. К эндемичным относят те организмы, которые обитают только на какой-то определенной территории и больше нигде в мире не встречаются. Из примеров эндемичных растений Прибайкалья отметим верблюдку курчавокрылую (Corispermum ulopterum), копеечник предбайкальский (Hedysarum cisbaicalense), луговик Турчанинова (Deschampsia turczaninowii), сверцию байкальскую (Swertia baicalensis), овсяницу баргузинскую (Festuca bargusinensis), тридактилину Кирилова (Tridactilina kirilowii), черепоплодник щетинистоватый (Craniospermum subvillosum) и др. К реликтовым относят древние организмы, которые в силу изменения природных условий вымерли на части (иногда на большей) территории своего былого распространения и сохранились до настоящего времени лишь в одном или в нескольких местах. Часть реликтов может быть одновременно эндемиками, и наоборот. Например, из представителей флоры Прибайкалья к реликтам относится эндемичный вид черепоплодник щетинистоватый. Другие примеры реликтовых растений Прибайкалья – арсеньевия байкальская (Arsenjevia baicalensis), ужовник обыкновенный (Ophioglossum vulgatum), волчеягодник обыкновенный (Daphne mezereum), цирцея парижская (Circaea lutetiana) и др.

Биоценотическое и хозяйственное значение, особенности экологии, охрана

Плауновидные встречаются в хвойных лесах, по опушкам, окраинам болот, поднимаются до горных тундр и альпийских лугов. Хвощевидные широко расселяются по лесам, лугам, болотам, в высокогорье. Папоротниковидные тяготеют к влажным местообитаниям и встречаются в хвойных, лиственных и смешанных лесах, приречных кустарниках, трещинах скал, на гольцах, высокогорных лугах. Хвойные растения при-надлежат к числу наиболее нам знакомых и наиболее важных в биоценотическом и хозяйственном отношении. Виды семейства сосновые (пихта, ель, лиственница, сосна) образуют леса (тайгу), нередко представляющие собой чистые насаждения лишь одного вида. Кипарисовые (можжевельники) обитают под пологом сосновых, лиственничных и смешанных лесов, поднимаются в высокогорья. Эфедры (из класса Гнетовых) произрастают на сухих карбонатных скалах, в сухих степях.

В природных экосистемах очень велика роль однодольных растений, особенно в травянистых сообществах. Особенно примечательны злаки и осоковые, формирующие основу травостоя многих степей, лугов, болот. Кроме того, представители этих семейств встречаются в лесах, высокогорье, на песчаных дюнах по побережью озера

Байкал. Виды семейств орхидные, ситниковые и других встречаются на увлажненных местообитаниях: в лесах, на пойменных лугах, поднимаются в высокогорье. Представители целого ряда семейств однодольных растений распространены в водоемах или на их прибрежной территории.

Представители класса двудольные также встречаются практически повсеместно.Таковы, например, астровые, которые произрастают почти везде, где возможно существование высших растений: степи, луга, болота, леса, высокогорья, пески, побережья водоемов. Большинство лютиковых предпочитают прохладные, влажные места обитания, среди них немало водных растений. Бобовые особенно характерны для сравнительно сухих местообитаний, таких как степи, но встречаются и почти во всех лесах, на лугах, в тундрах. Из розоцветных огромную роль играют виды, образующие подлесок в лесах. Это представители родов таволга, рябинник, кизильник, рябина, боярышник, шиповник, черемуха. В самых различных местообитаниях распространены и виды гвоздичных, среди них много лесных, луговых, степных растений. В горах поднимаются до альпийских лугов. Как в сухих, так и во влажных местообитаниях можно встретить представителей других крупных семейств: норичниковые, гречишные, зонтичные, губоцветные.

Сосудистые растения представляют собой жизненно важный и первоочередной компонент природы для человечества в целом и для населения Прибайкалья в частности. Они формируют основную биомассу, осуществляют газообмен (в том числе – кислорода и углекислого газа), служат климатообразующим, водорегулирующим и рельефостабилизирующим фактором. Естественная растительность – поставщик древесины (особенно сосна, лиственница, кедр), пищевого (наиболее важные – брусника, голубика, черника, клюква), лекарственного (пижма, бадан, чабрец, или богородская трава, валериана, родиола или золотой корень, кровохлебка, пустырник, ромашка, трилистник, эфедра и многие другие) и другого сырья для населения, кормов для скота. В то же время среди сосудистых растений много сорных, например, из родов щетинник, пырей, полынь, бодяк, осот и др. Среди сосудистых растений имеются и ядовитые (вех, вороний глаз, паслен и др.). В целом, значение и применение сосудистых растений чрезвычайно широко и многогранно.

Из состава флоры сосудистых растений Прибайкалья 161 вид внесен в Красные книги Республики Бурятия (2002) и Иркутской области (2001) (рис. 3.78.). Одновременно в обе книги включены 60 видов растений флоры Прибайкалья, кроме них в Красную книгу Бурятии входит еще 31 вид, а Иркутской области – 70 видов.

Источник: Байкал: природа и люди : энциклопедический справочник / Байкальский институт природопользования СО РАН ; [отв. ред. чл.-корр. А. К. Тулохонов] – Улан-Удэ : ЭКОС : Издательство БНЦ СО РАН, 2009. – 608 с.: цв. ил.

Читайте в Иркипедии

Термины

  1. Тектоника и сейсмичность Прибайкалья
  2. Геоморфологическое строение побережья озера Байкал
  3. Палеогеография и биота Байкальского региона в позднем кайнозое
  4. Динамика изменений берегов
  5. Инженерно-геологические условия побережья
  6. Поверхностные воды
  7. Подземные воды
  8. Гидрогеохимический режим подземных вод
  9. Потепление климата и поверхностный сток
  10. Растительный мир
  11. Грибы и лишайники
  12. Растительность Прибайкалья

Другие ресурсы

  1. Байкал. Растительный мир // Галазий Г. И.
  2. Байкал: жизнь в толще вод // Галазий Г. И.
  3. Растительный мир Иркутской области // Бояркин В.М., Бояркин И 
  4. Животные на Байкале // Галазий Г. И.
  5. Елена и Ирина Лохэ — иркутские травницы 

Литература

  1. Дылис Н.В., Резчиков М.А., Малышев Л.М. Растительность // Предбайкалье и Забайкалье. М.: Наука, 1965. - С. 225-282.
  2. Ламакин В.В. Геоморфологические особенности в составе растительной пыльцы из плейстоценовых отложений на берегах Байкала // Докл. АН СССР. 1962. - Т. 145. - № 4. С. 906-909.
  3. Мартусова Е. Г. Растительность Байкальского заповедника // Автореф. дисс. канд. биол. наук. Новосибирск, 1989. - 16 с.
  4. Мартусова Е.Г. Особенности растительности Байкальского заповедника // Мат-лы исследований природных комплексов Южного Прибайкалья: Тр. Гос. природ, биосфер, заповедника «Байкальский». -Улан-Удэ,2000.-С. 88-101.
  5. Растительность хребта Хамар-Дабан // Сб. статей. 1988.
  6. Тюлина H. Основные факторы распределения растительности на западном и восточном побережьях Северного Байкала // Геоботанические исследования на Байкале. М., 1967.
  7. Тюлина Н. Влажный прибайкальский тип поясности растительности. Новосибирск, 1976. - 319 с.

Ссылки

  1. Г. Азовский, В. В. Чепинога Растения озера байкал
  2. Флора высших водных растений озера Байкал // Озеро Байкал.инфо: сайт
  3. Растения Байкала // озеро Байкал :сайт
  4. Озеро Байкал. Растения.

irkipedia.ru

Волчник обыкновенный — Байкал

Daphne mezereum L. Семейство Волчниковые - Thymelaeaceae 

 

Категория и статус. Категория 3 (R). Редкий вид. Третичный неморальный реликт.

 

Краткое описание. Листопадный слабоветвистый кустарник 0,5-1,5 м высотой, с желтовато-серой или серой корой. Ветви голые, в нижней части безлистные, со следами листьев прошлых лет. Листья продолговато-обратнояйцевидные, реснитчатые, сверху голые, снизу сизоватые, скучены на концах ветвей. Цветки обоеполые, расположены близ верхушек ветвей по 3-5, душистые. Околоцветник розоватый, гвоздевидный, трубка 6-8 мм длиной, прижато-волосистая, доли отгиба яйцевидные, в числе 4. Пестик в 3 раза короче трубки, тычинок 8. Плод -  овальная ярко-красная костянка, косточка широкоовальная. Ядовитое растение [1].

 

Особенности экологии, биологии и фитоценологии. Спорадически встречается в смешанных или темнохвойных лесах. Мезофит. Эутроф. Размножение семенное и вегетативное [2]. Интересен своеобразной биологией размножения -    единственный вид во флоре Байкальской Сибири, характеризующийся каулифлорией (образованием цветков и плодов непосредственно на стебле) [3].

 

Распространение. Третичный неморальный реликт [4]. ВИркутской области известны местонахождения вТайшетском (р.Мал. Верблюд, с. Шелаево), Усть-Кутском, Киренском (между селами Подволошино и Кочерга), Иркутском (села Бол. Речка, Жердовка, Бурдаковка, водораздел между реками Ушаковка и Ангара), Шелеховском (с. Бол. Луг, исток р. Кая, р. Олха, верховье р. Бол. Половина, ст. Трудный), Слюдянском (ст. Утулик, левобережье р. Снежная, в районе Карьерских озер и в низовье р.Тальцы), Зиминском (между селами Харайгун и Бодорой) [3]. В 2005 году обнаружена ценопопуляция в Иркутском р-не в смешанном лесу на 22 км Голоустненского тракта [5]. В России распространен на севере европейской части (включая арктическую), на Северном Кавказе и в Дагестане, в Западной (по границе с лесостепью) и Восточной Сибири. Восточная граница распространения в Республике Бурятия (по северному склону хр. Хамар-Дабан и в долине р. Бол. Речка [6]. Вне Российской Федерации встречается почти по всей Европе, в Закавказье (Армения, Азербайджан, север Ирана) [7].

 

Численность и состояние популяций. Произрастает единично, редко небольшими группами. Абсолютная численность ценопопуляции по Голоустненском тракту насчитывает 5 экземпляров [5]. Вид имеет тенденцию к увеличению численности и расширению ареала на восток, чему способствуют культивирование в ботанических садах, появление новых сортовых форм, использование его в озеленении.

 

Лимитирующие факторы. Вид находится у восточного предела распространения. Реликтовый характер азиатской части ареала. Кора используется в народной медицине как противоревматическое средство, известно под названием «волчье лыко» [8].

 

Принятые и необходимые меры охраны. Одна популяция охраняется в Прибайкальском национальном парке. Внесен в Красную книгу Республики Бурятия [6]. Обнаружен на территориях 30 заповедников [9]. Культивируется в арборетумах многих сибирских городов (Иркутск, Красноярск, Томск, Барнаул и др.) [3]. Необходимы сохранение мест обитания и установление контроля за состоянием популяций.

 

Источники информации: 1 - Орлов, Гелашвили, Ибрагимов, 1990; 2 - Коропачинский, Встовская, 2002; 3 - Красная книга Иркутской..., 2001; 4 - Малышев, Пешкова, 1984; 5 - данные составителя; 6 - Красная книга Республики Бурятия, 2002; 7 - Губанов и др., 2003; 8 - Телятьев, 1991; 9 - Петросян и др., 2010.

Составитель: О.П. Виньковская.

Художник: C.Г. Казановский.

 

baikalru.ru

Диссертация на тему «Флора сосудистых растений Присаянья в пределах Иркутской области» автореферат по специальности ВАК 03.00.05 - Ботаника

1. Абрамов Н.В. Флора Республики Марий Эл: инвентаризация, районирование, охрана и проблемы рационального использования ее ресурсов: Научное издание / Map. гос. ун-т. Йошкар-Ола. - 2000. - 164 с.

2. Азовский М.Г., Иванова М.М., Казановский С.Г., Киселева A.A. Флористические находки в Иркутской области и Бурятии // Бот. журн. 1999. - Т.84, №2.-С. 127-133.

3. Алексеева О.П., Мац В.Д., Фомин Н.И, Черемисин C.B., Шамес П.И. Геологическая карта юга области // Атлас Иркутской области. М.; Иркутск: Изд-во гл. управления геодезии и картографии, 1962. - С. 14-15.

4. Алисов Б.П. Климат // Атлас Иркутской области. М.; Иркутск: Изд-во гл. управления геодезии и картографии, 1962. - С. 53.

5. Астраханцев В.И., Лыло В.М. Весенние половодья и летние паводки // Атлас Иркутской области.- М.; Иркутск: Изд-во гл. управления геодезии и картографии, 1962. С. 70.

6. Бардунов Л.В. Третичные реликты во флоре мхов Прибайкалья // Научные чтения памяти Михаила Григорьевича Попова (5-е чтение). Иркутск, 1963.-С. 48-82.

7. Бардунов Л.В., Телятьев В.В. Ландыш (Convallaria keiskei Miq.) между Уралом и Восточным Забайкальем // Бот. журн. 1976. - Т. 61. № 9. - С. 12901294.

8. Барицкая В.А, Подлосинская Ю.Н. Особенности флоры сосновых лесов правобережья бассейна реки Ушаковка // Проблемы экологии, биоразнообразия и охраны природных экосистем Прибайкалья. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 2000.-С. 16-21.

9. Беркин Н.С., Филиппова С.А., Бояркин В.М., Наумова A.M., Руденко Г.В. Иркутская область (природные условия административных районов). Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1993. - 304 с.

10. Бирштейн Я.А. Понятие «реликт» в биологии // Зоол. журн. 1947 - Т.26. Вып. 4.-С. 313-330.

11. Богданов В.В. Поверхностные воды // Атлас Иркутской области. М.; Иркутск: Изд-во гл. управления геодезии и картографии, 1962. - С. 75-82.

12. Булохов А.Д. Экологическая оценка среды методами фитоиндикации. — Брянск: Издательство БГПУ, 1996. 104 с.

13. Вавилов Н.И. Происхождение и география культурных растений. JL: Наука, 1987.-440 с.

14. Верхозина A.B., Казановский С.Г. К вопросу о распространении и самостоятельности Picea obovata var. coerulea Malysh. // Дендрологические исследования в Байкальской Сибири. Иркутск: СИФИБР СО РАН, 2001. - С. 21-23.

15. Виньковская О.П. Генофонд редких охраняемых растений зеленой зоны г. Иркутска // Проблемы экологии, биоразнообразия и охраны природных экосистем Прибайкалья. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 2000. - С. 38-45.

16. Водопьянова Н.С. Анализ флоры Тайшетского района // Растительность районов первоочередного освоения Тайшет-Братского промышленного комплекса. Иркутск: Вост-Сиб. кн. изд-во, 1964 а. - С. 99-107.

17. Водопьянова Н.С. Растительность Тайшетского района Иркутской области: Автореф. дис. . канд. биол. наук. Иркутск, 1964 6.-21 с.

18. Водопьянова Н.С. Типологическая характеристика лесной растительности Тайшетского района // Растительность районов первоочередного освоения Тайшет-Братского промышленного комплекса. Иркутск: Вост-Сиб. кн. изд-во, 1964 в. - С. 4- 34.

19. Водопьянова Н.С. Флористические находки в Центральной Сибири // Бот. журн. 1977. - Т.62, № 9. - С. 1311 - 1315.

20. Водопьянова Н.С. Флористические находки в южной части Тайшетского района // Изв. СО АН СССР. Серия биол. наук. 1961. - № 9. - С. 126-127.

21. Воробьев Д.П., Ворошилов В.П., Горовой Н.Г., Шретер А.И. Определитель растений Приморья и Приамурья. М.; JL: Наука, 1966. - 382 с.

22. Ворошилов В.Н. Определитель растений советского Дальнего Востока. -М.: Наука, 1982. 672 с.

23. Воскресенский С.С. Рельеф // Атлас Иркутской области. М.; Иркутск: Изд-во гл. управления геодезии и картографии, 1962. - С. 37 - 52.

24. Вульф Е.В. Понятие о реликте в ботанической географии// Материалы по истории флоры и растительности СССР. M.-JL, 1941. - Вып. 1. - С. 28-60.

25. Гаращенко A.B. Флора и растительность Верхнечарской котловины (Северное Забайкалье). Новосибирск: ВО Наука, 1993. - 280 с.

26. Гвоздецкий Н.А, Михайлов Н.И. Физическая география СССР. Азиатская часть. Изд. 3-е испр. и доп. Учебник для студентов геогр. фак. ун-тов. М.: «Мысль», 1978.-512 с.

27. Голято Г.О. Характеристика наиболее распространенных типов лесов Зи-минского лесхоза Иркутской области: Леса и вредители лесов Восточной Сибири// Тр. Вост.-Сиб. фил. АН СССР. Сер. биол. Иркутск, 1957. - Вып. 5. - С.22-42.

28. Грубов В.И. Определитель сосудистых растений Монголии (с атласом) = Монголын цоргот ургамал таних бичиг (зургийн хамтаар). Л.: Наука, 1982. -443 с.

29. Государственный доклад: О состоянии окружающей природной среды Иркутской области в 2000 году. Иркутск, 2001. - 383 с.

30. Губанов И.А. Конспект флоры Внешней Монголии (сосудистые растения) / Под ред. Р.В. Камелина. М.: Валанг, 1996 - 136 с.

31. Дулепова Б.И. Изолированные местонахождения водных растений в Прибайкалье // Уч. записки Иркут. гос. пед. ин-та. Сер. биол. Иркутск, 1967. Вып. 24. Ч. 1.-С. 69-75.

32. Дулепова Б.И., Владимирова З.Ф. Новые и редкие для Забайкалья виды гидрофитов // Бот. журн. 1968. - Т. 53, № 8. - С. 1152 - 1153.

33. Епова H.A. Реликты широколиственных лесов в пихтовой тайге Хамар-Дабана // Изв. Биол.-географ. науч.-иссл. инст. при Иркут. гос. ун-те. 1956. -Т. 16, Вып. 1-4.-С. 25-61.

34. Епова H.A. К истории растительности Хамар-Дабана // Научные чтения памяти М.Г.Попова. Новосибирск, 1960. - С. 45-66.

35. Зарубин A.M., Барицкая В.А., Янчук Т.М. Новые адвентивные растения из ceM.Malvaceae и Solanaceae в Иркутске // Turczaninowia. 2000. - Т.З. № 1. -С. 54-55.

36. Зарубин A.M., Иванова Н.В. Calypso bulbosa (L.) Oakes (Orchidiaceae) в Прибайкалье // Растительный покров Байкальской Сибири: Сборник статей, посвященный 100-летию со дня рождения H.A. Еповой. Иркутск, 2003. - С. 4451.

37. Зарубин A.M., Иванова М.М. Ляхова И.Г. Новые данные о распространении сосудистых растений в Центральной Сибири.// Проблемы экологии, биоразнообразия и охраны природных экосистем Прибайкалья. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 2000. - С. 46-57.

38. Зарубин A.M., Иванова М.М. Ляхова И.Г. Барицкая В.А., Ивельская В.В. Флористические находки в Прибайкалье // Бот. журн. 1993. - Т. 78. № 8. - С. 93-101.

39. Зарубин A.M., Ивельская В.И., Ляхова И.Г. Некоторые интересные флористические находки в Центральной Сибири // Бот. журн. 1989. - Т.74. № 9. -С. 1363-1372.

40. Зарубин A.M., Ивельская В.В., Ляхова И.Г. Флористические находки в Иркутской области // Бот. журн. 1990. - Т. 75. № 12. - С. 1778-1780.

41. Зарубин A.M., Ляхова И.Г. Новые адвентивные растения в Иркутской области И Бот. журн. 1998. - Т. 83. № 10. - С. 131-132.

42. Зарубин A.M., Ляхова И.Г., Косович Е.И., Барицкая В.А., Янчук Т.М.

43. Флора южной части западного побережья Байкала // Генезис флоры и растительности Байкальской Сибири: Научные чтения памяти М. Г. Попова: Материалы конф. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1999. - Вып. 17. - С. 4-11.

44. Зарубин A.M., Чепинога В.В. Нина Афанасьевна Епова. К 100-летию со дня рождения//Растительный покров Байкальской Сибири: Сборник статей, посвященный 100-летию со дня рождения H.A. Еповой. Иркутск, 2003. - С. 6-17.

45. Зарубин A.M., Чепинога В.В., Шумкин П.В. Новые и редкие растения в Иркутской области II Turczaninowia. 1999. - Т.2, № 1. - С. 31-39.

46. Зарубин A.M., Чепинога В.В., Шумкин П.В., Барицкая В.А., Виньковская О.П. Новые и редкие адвентивные растения в Иркутской области // Turczaninowia. 2001. - Т.4, № 3. - С. 27-34.

47. Иванова М.М. Находки во флоре Прибайкалья и Южного Забайкалья // Бот. журн. 1991. - Т. 76. № 7. - С. 1007-1016.

48. Иванова М.М. Редкие в южном Прибайкалье желтоцветковые примулы -Primula macrocalyx Bunge и Primula pallasii Lehm. // Сибирский биол. журнал, СО РАН. 1993. - Вып. 3. - С. 61-74.

49. Иванова М.М. Новые данные о бересклете священном (Euonymus sacro-sancta Koidz) и других реликтовых видах Средней Сибири // Проблемы экологии сибирского региона. Вып. 1. Иркутск, 1996. С. 84-94.

50. Иванова М.М. Находки во флоре берегов оз. Байкал, Южного Приангарья и верхнего течения р. Лены // Turczaninowia. 1999. - Т.2. № 3. - С. 28-40.

51. Иванова М.М. Флористические находки на Байкале и в Прибайкалье // Turczaninowia. 2003. - Т.6. № 2. - С. 51-78.

52. Иванова М.М., Азовский М.Г. Флористические находки в Бурятии и Иркутской области // Бот. журн. 1998. - Т.83, № 5. - С. 199-124.

53. Ильин М.М. Третичные реликтовые элементы в таежной флоре Сибири и их возможное происхождение // Материалы по истории флоры и растительности СССР. М.-Л., 1941. - Вып. 1. - С. 257-292.

54. Казановский С.Г., Киселева A.A., Чепинога В.В. К распространениювальдштейнии тройчатой в Сибири // Проблемы сохранения биологического разнообразия Южной Сибири. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. С. 159-160.

55. Камелин Р.В. Происхождение темнохвойной тайги: гипотезы и факты // Флора и растительность Алтая: Труды Южно-Сибирского ботанического сада. Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 1995. - С 5 - 29.

56. Киселева A.A. Неморальные реликты во флоре южного побережья озера Байкал // Бот. журн. 1978. - Т. 63. № 11. - С. 1647-1656.

57. Киселева A.A. Новые и редкие растения предгорий Восточного Саяна. Сообщение 1. // Изв. СО АН СССР. Сер. биол. наук, вып. 3 - 1979. - С. 59-62.

58. Киселева A.A. Новые и редкие растения предгорий Восточного Саяна. Сообщение 2 // Изв. СО АН СССР. 1980. - Сер. биол. наук, вып. 2. - С. 105106.

59. Киселева A.A. Новые и редкие растения предгорий Восточного Саяна. Сообщение 3 // Изв. СО АН СССР. 1981. - Сер. биол. наук, вып. 3. - С. 105106.

60. Киселева A.A. Адвентивные растения Центральной Сибири // Проблемы экологии Прибайкалья: Тез. докл. III Всесоюзной конференции. Иркутск, 5-10 сент. 1988. Иркутск, 1988. - Ч. IV. - С. 25.

61. Киселева A.A. Находки заносных видов во флоре Центральной Сибири и Красноярского края // Бот. журн. 1988. - Т.73, № 12. - С. 1760-1761.

62. Колесникова Т.Д. Современное и прошлое распространение видов рода Najas L. в СССР и их значение для палеогеографии четвертичного периода // Бот. журн. 1965. - Т. 50, № 2. - С. 182 - 190.

63. Косачев П.А. Дополнение к флоре Сибири // Turczaninowia. 2003. - Т.6. №2.-С. 88-91.

64. Красная книга Иркутской области: Сосудистые растения. Под редакцией

65. A.M. Зарубина. Иркутск: Изд-во Облмашинформ, 2001. - 200 с.

66. Красная книга редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных и растений Бурятской АССР. Улан-Удэ, 1988. - 416 с.

67. Красная книга Республики Бурятия: Редкие и исчезающие виды растений и грибов. 2-е изд., перераб. и доп. - Новосибирск: Наука, 2002. - 340 с.

68. Красная книга России: Правовые акты. Авторы-составители Ильяшенко

69. B.А, Ильяшенко Е.И. Москва, 2001. - 143 с.

70. Красная книга РСФСР: Растения. М.: Росагропромиздат, 1988. - 590 с. Красная книга СССР: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных и растений. - М.: Лесная пром-ть, 1984. - Т.2. 2-е изд. - 480 с.

71. Красная книга Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Иркутск: ООО «Время странствий», 2003. - 164 с.

72. Красная книга Читинской области и Агинского Бурятского Автономного округа. Чита: Растения, 2002. - 277 с.

73. Криштофович А.Н. Ботаническо-географические исследования в области Березового хребта и Балаганской степи в Иркутской губернии. 4.2, вып. 3, -Спб., 1910.-153 с.

74. Крылов П.Н. Липа на предгорьях Кузнецкого Алатау. Томск, 1891.-40с.

75. Куренцова Г.Э. Реликтовые растения Приморья. Л.: Наука, 1968. - 72 с. Левичев И.Г. Обзор рода Gagea (Liliaceae) во флоре Дальнего Востока // Бот. журн. - 1997. - Т. 82, № 12. - С. 77-92.

76. Лямкин В.Ф., Соколова Л.П. Кадастр особо охраняемых территорий и памятников природы Иркутской области. Иркутск: Издательство Института географии СО РАН, 1999. - 148 с.

77. Ляхова И.Г. Растительность, стратиграфия и эволюция болот низинной части Окско-Зиминского междуречья Иркутской области: Автореф. дис. . канд. биол. наук. Иркутск, 1967а. - 24 с.

78. Ляхова И.Г. Растительность, стратиграфия и эволюция болот низинной части Окско-Зиминского междуречья Иркутской области: Дис. . канд. биол. наук. Иркутск, 19676. - 283 с.

79. Ляхова И.Г. К характеристике лесов Окско-Зиминского междуречья // Изв. БПНИИ при ИГУ. 1969а. - Т. 21. - С. 379-382.

80. Ляхова И.Г. Растительность болот Окско-Зиминского междуречья Иркутской области // Изв. БПНИИ при ИГУ. 19696. - С. 130-135.

81. Ляхова И.Г. Грядово-мочажинные комплексы Хотхурского болотного массива // Изв. СО АН СССР. 1972. - Сер. биол. - № 3. - С. 51-58.

82. Ляхова И.Г., Ляхов И.Я. Сосновые леса Окско-Зиминского междуречья // Особенности растительного покрова Байкальской Сибири. Иркутск, 1989. - С. 23-42.

83. Малышев Л.И. Находка бересклета священного в Средней Сибири // Бот. журн. 1957. - Т. 42. № 8. - С. 1253-1254.

84. Малышев Л.И. О редких растениях Восточных Саян П Ботанические материалы Гербария БИН АН СССР. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1960. - Т. 20. - С. 405-408.

85. Малышев Л.И. О новых и редких видах с Восточного Саяна // Ботанические материалы Гербария БИН АН СССР. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1961. - Т. 12.-С. 451-467.

86. Малышев Л.И. О новых и редких видах Восточного Саяна, 3 // Ботанические материалы гербария БИН АН СССР. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962. Т. 22.-С. 15-25.

87. Малышев Л.И. Высокогорная флора Восточного Саяна. М.; Л.: Наука, 1965. 368 с.

88. Малышев Л.И. Количественная характеристика флоры Путорана // Флора Путорана: Материалы к познанию особенностей состава и генезиса горных субарктических флор Сибири. Новосибирск: Наука, 1976. - С. 163-186.

89. Малышев Л.И. Стратегия и тактика охраны флоры // Бот. журн. 1980.1. Т. 65, № 6. С. 875-886.

90. Малышев Л.И. Изменение флор земного шара под влиянием антропогенного давления // Биол. науки, 1981. № 3. - С. 5-19.

91. Малышев Л.И. У истоков ботанических исследований в Сибири // Кгу-lovia 1999. - T.l, № 1.-С. 120-128.

92. Малышев Л.И., Байков К.С., Доронькин В.М. Таксономические спектры флоры Сибири на уровне семейств // Бот. журн 1998 а — Т. 83, № 10 - С. 3-17.

93. Малышев Л.И., Байков К.С., Доронькин В.М. Пространственное разнообразие родовой структуры во флоре Сибири // Изучение биологического разнообразия методами сравнительной флористики. СПб, 1998 б. - С. 34-44.

94. Малышев Л.И., Пешкова, Г.А. Нуждаются в охране: Редкие и исчезающие растения Центральной Сибири. Новосибирск: Наука, 1979. - 172 с.

95. Малышев Л.И., Пешкова Г.А. Особенности и генезис флоры Сибири: Предбайкалье и Забайкалье. Новосибирск: Наука, 1984. - 264 с.

96. Никитин В.В. Сорные растения флоры СССР. Л.: Наука, 1983. - 454 с.

97. Никифорова О.Д. Дикорастущие вики Сибири. Новосибирск: Наука, 1988.- 136 с.

98. Николаев И.В., Надеждин Б.В., Макеев О.В. Почвы. // Атлас Иркутской области. М.; Иркутск: Изд-во гл. управления геодезии и картографии, 1962. -С.75-82.

99. Одинцов М.М., Твердохлебов В.А. Геологическое строение // Атлас Иркутской области. М.; Иркутск: Изд-во гл. управления геодезии и картографии, 1962.-С. 9-13.

100. Осипов К.И. Флора Байкальской Сибири и ее количественный состав // Разнообразие растительного покрова Байкальского региона: Материалы меж-дунар. конф. Улан-Удэ: Изд-во Бурят, ун-та, 1999. - С. 24-25.

101. Осипов К.И. Количественный состав флоры сосудистых растений Иркутской области // Растительный покров Байкальской Сибири: Сборник статей, посвященный 100-летию со дня рождения H.A. Еповой. Иркутск, 2003. - С. 98

102. Пешкова Г.А. Степная растительность Приангарья: Автореф. дис. . канд. биол. наук. Иркутск, 1960. - 18 с.

103. Пешкова Г.А. Находка Onoclea sensibilis L. и Euonymus sacrosancta Koidz. в Даурии // Бот. журн., 1968. Т. 53. № 1. - С. 93-94.

104. Пешкова Г.А. Степная флора Байкальской Сибири. М.: Наука, 1972.207 с.

105. Пешкова Г.А. Третичные реликты в степной флоре Байкальской Сибири // Научные чтения памяти М.Г.Попова. Чтение 12 и 13. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1972а. - С. 25-58.

106. Пешкова Г.А. Растительность Сибири: Предбайкалье и Забайкалье. Новосибирск: Наука, 1985. - 144 с.

107. Пешкова Г.А. Флорогенетический анализ степной флоры гор Южной Сибири. Новосибирск: Наука, 2001. - 192 с.

108. Плешанов A.C. Аспекты генезиса реликтовых неморальных комплексов Байкальской Сибири // Исследования флоры и растительности Забайкалья: Материалы регион, научн. конф. Улан-Удэ: Изд-во Бурят, ун-та, 1998. - С. 32-35.

109. Положий A.B., Крапивкина Э.Д. Реликты третичных широколиственных лесов во флоре Сибири. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985. - 158 с.

110. Попов В.В. Политика сохранения биоразнообразия в Байкальском регионе. Иркутск: Изд-во «ИП Макаров С.Е.», 2002. - 124 стр.

111. Попов J1.B. Леса междуречья Чуны и Вихоревой. Вып. 39. Иркутск: Вост.-Сиб. книжное издательство, 1961. - 142 с.

112. Попов М.Г. Основные периоды формообразования и иммиграций во флоре Средней Сибири в век антропофитов и реликтовые типы этой флоры. // Избранные сочинения. Ашхабад, 1958.

113. Попов М.Г. Два новых для флоры СССР рода покрытосеменных растений Mannagettaea H. Smith (Orobanchaceae) и Megadenia Max. (Cruciferae)// Ботанические материалы Гербария БИН АН СССР. - М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954.-Т. 16.-С. 3-15.

114. Попов М.Г. Флора Байкальской Сибири и ее происхождение // Новая Сибирь: Лит.-худож. альманах Иркут. отд. Союза писателей СССР Иркутск, 1955 а.-Т. 33.-С. 302-319.

115. Попов М.Г. Находка шильника (Subularia) в Прибайкалье // Бот. журн. -1955 б.-Т. 40, № 1.-С. 103.

116. Попов М.Г. Основы типологии лесов Восточной Сибири: Леса и вредители лесов Восточной Сибири // Тр. Вост.-Сиб. фил. АН СССР. Сер. биол. Иркутск, 1957. - Вып. 5. - С. 5-21.

117. Попов М.Г. Флора Средней Сибири. М.; Л. 19576. Т.1. С. 1-556; 1959. Т.2. С. 557-920.

118. Пяк А.И. Адвентивные растения Томской области // Бот. журн. 1994. -Т. 79,№11.-С. 45-51.

119. Ревушкин А.С. Высокогорная флора Алтая. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1988.-320 с.

120. Рускова В.М. Дикорастущие вики Московской области и опыт их интродукции // Бюл. ГБС АН СССР. 1960. - Вып. 39. - С. 68-78.

121. Семенова Г.П., Иванова М.М. Характеристика ценопопуляций редких растений Сибири: Cypripedium guttatum (Orchidaceae), Iris laevigata (Iridaceae), Viola alexandrowiana, V. dactyloides (Violaceae) // Бот. журн. 1988. - Т. 73. № 6. -С. 135-146.

122. Серебряков И.Г. Экологическая морфология растений: Жизненные формы покрытосеменных и хвойных. М.: Высш. шк., 1962. - 378 с.

123. Серебряков И.Г. Жизненные формы высших растений и их изучение // Полевая геоботаника. М.; Л., 1964. - Т. 3. - С. 146-205.

124. Сипливинский В.Н. Флористические находки в северо-восточном Прибайкалье // Нов. сист. высш. раст. 1966. - Т.З. - С. 272 - 291.

125. Сосудистые растения Советского Дальнего Востока. СПб.; Л.: Наука, 1985. - Т. 1. - 398 е.; 1987. - Т. 2. - 446 е.; 1988. - Т. 3. - 421 е.; 1989. - Т. 4.380 е.; 1991.-T. 5.-390 е.; 1992.-T. 6.-428 е.; 1995.-T. 7.-395 с; 1996-T. 8 -383 с.

126. Сочава В.Б. Географические аспекты сибирской тайги. Новосибирск: Наука, 1980.-256 с.

127. Сочава В.Б., Ряшин В.А., Белов A.B. Главнейшие природные рубежи в южной части Восточной Сибири. Доклад Ин-та геогр. Сибири и Дальнего Востока, Иркутск, 1963, вып 4, с. 19-24.

128. Степанцова Н.В. Конспект флоры заказника «Широкая падь» (Ангарский район Иркутской области) // Растительный покров Байкальской Сибири: Сборник статей, посвященный 100-летию со дня рождения H.A. Еповой. Иркутск, 2003.-С 126-132.

129. Толмачев А.И. Введение в географию растений. J1.: Изд-во Ленингр. унта, 1974.-244 с.

130. Тюлина Л.Н. К вопросу о зональности и поясности сибирских светло-хвойных лесов, развитых на карбонатных породах. Сиб. геогр. сб., №1, Изд. АН СССР- 1962.

131. Туганаев В.В., Пузырев А.Н. Гемерофиты Вятско-Камского междуречья. Свердловск: Издательство Урал. Ин-та, 1988. - 128 с.

132. Флора СССР. М.;Л.: Изд. АН СССР, 1934 - 1964. - Т. 1 - 30.

133. Флора Центральной Сибири. В 2-х томах. Новосибирск: Наука, 1979. -1048 с.

134. Цвелев Н. Н. Определитель сосудистых растений Северо-Западной России (Ленинградская, Псковская и Новгородская области). СПб.: Издательство СПХФА, 2001.-781 с.

135. Чепинога В.В. Уникальное бразениевое озеро в Сибири // Экология Байкала и Прибайкалья: Тез. докл., представленных на Всерос. науч.-практ. молодежный симпозиум. Иркутск, 19-22 окт. 1999а. Иркутск: Изд-во Иркут. унта, 1999а.-С. 71-72.

136. Чепинога В.В. Brasenia schreberi (Cabombaceae) новый вид флоры Сибири // Бот. журн. - 19996. - Т. 84, № 6. - С. 144-147.

137. Чепинога В.В. Флора бассейнов рек Ия и Ока (в пределах Иркутской области): Автореф. дис. канд. биол. наук. Иркутск, 2000а. - 18 с.

138. Чепинога В.В. Флора бассейнов рек Ия и Ока (в пределах Иркутской области): Дис. . канд. биол. наук. Иркутск, 20006. - 188 с.

139. Черепанов С.К. Сосудистые растения России и сопредельных государств (в пределах бывшего СССР). СПб.: Мир и семья, 1995. - 992 с.

140. Шенников А.П. Экология растений. М.: Сов. наука, 1950. - 374 с.

141. Шмаков А. И. Определитель папоротников России. Барнаул: Изд-во Алтайского университета, 1999. - 108 с.

142. Экологическая программа Иркутской области. Иркутск, 1991. - 305 с.

143. Юрцев Б.А. Флора Сунтар-Хаята: Проблемы истории высокогорных ландшафтов северо-востока Сибири. Л.: Наука, 1968. - 235 с.

144. Юрцев Б.А. Изучение и сохранение биологического разнообразия: вкладфлористики. // Изучение биологического разнообразия методами сравнительной флористики. СПб, 19986. - С. 14-34.

145. Юрцев Б.А., Камелин Р.В. Основные понятия и термины флористики: Учебн. пособие по спецкурсу. Пермь, 1991. - 80 с.

146. Georgi I.G. (Георги И.Г) Bemerkungen einer Reise im Russischen Reich im Jahre 1772. St.-Petersburg, 1975. Bd. 1.187 S.

147. Hulten E., Fries M. Atlas of North European vascular plants: north of the tropic cancer. Koeltz Scientific Books, 1986. - Vol. 3. Commentary to the Maps. Total Index.-P. 969-1172.

www.dissercat.com

Водокрас обыкновенный — Байкал

Hydrocharis morsus-ranae L.

Семейство Водокрасовые - Hydrocharitaceae 

 

Категория и статус. Категория 2 (V). Уязвимый вид. Находится на границе ареала.

 

Краткое описание. Многолетнее водное растение с ветвистым, неукореняющимся, плавающим стеблем и длинночерешковыми, собранными в розетки, плавающими на поверхности воды листьями. Пластинки листьев округлые, при основании широкосердцевидные, с двумя прилистниками. Цветки двудомные, выходят из узлов стебля. Мужские цветки обычно собраны по три в двулистном покрывале, женские - одиночные, с однолистным покрывалом. Околоцветник состоит их трех яйцевидных бледно-зеленых с грязно-фиолетовыми жилками чашелистиков и трех округлых белых лепестков. Многочисленные тычинки расположены в четыре круга. Плод овальный, многосемянный.

 

Особенности экологии, биологии и фитоценологии. Произрастает в медленнотекущих речках, озерах, прудах, болотах. Несмотря на обильное ежегодное цветение, очень редко плодоносит. Размножается в основном вегетативно, турионами.

 

Распространение. В Иркутской области известен из Катанского (пос. Ербогачен), Тайшетского (села Юрты, Коновалово, Бузыканово, Тремино, Шелаево), Тулунского (с. Шерагул) и Куйтунского (окрестности с. Красный Яр) районов [1, 2]. В XVIII веке водокрас отмечался для Иркутска [3]. В Российской Федерации распространен в европейской части и Западной Сибири. Вне России - Европа, Средняя Азия, Северная Африка (северо-запад).

 

Численность и состояние популяций. В Иркутской области встречается довольно часто в бассейне р. Бирюса, восточнее становится крайне редок [4].

 

Лимитирующие факторы. Ограниченное распространение, загрязнение водоемов.

 

Принятые и необходимые меры охраны. Необходимо установить контроль за состоянием популяций. Создать ООПТ на оз. Солонецкое в Тайшетском районе для сохранения местообитаний вида.

 

Источники информации: 1 - Красная книга Иркутской..., 2001; 2 - данные В.В. Чепиноги; 3 - Georgi, 1775; 4 - Конспект флоры Иркутской..., 2008.

Составитель: М.Г. Азовский.

Художник: Н.В. Степанцова.

 

baikalru.ru

Пион марьин-корень — Байкал

Paeonia anomala L. Семейство Пионовые - Paeoniaceae 

 

Категория и статус. Категория 3 (R). Редкий вид.

 

Краткое описание. Многолетнее травянистое растение с толстым клубневидным корнем. Стебли бороздчатые, до 60-100 см высотой, неветвистые, выходят по нескольку от корня. Листья почти трижды перисто-рассеченные. Цветки одиночные, крупные, пурпурно-розовые до 15 см в диаметре. Плоды - листовки в числе 3-5, толстостенные, при созревании горизонтально отогнутые, снаружи голые или слегка опушенные. Семена черные, блестящие.

 

Особенности экологии, биологии и фитоценологии. Березовые, сосновые, смешанные леса, опушки, лесные поляны, суходольные луга. Обитает в условиях среднего увлажнения на достаточно хорошо обогреваемых и осветленных местах. Цветет в июне [1]. Размножается семенным путем. Семена сохраняют всхожесть 2-3 года [2].

 

Распространение. В Иркутской области встречается на территории Иркутского, Шелеховского, Слюдянского, Черемхов-ского, Аларского, Тулунского, Осинского, Балаганского, Усть-Кутского, Качугского, Зиминского, Братского, Нижнеилимского, Нижнеудинского, Тайшетского, Казачинско-Ленского и Катангского районов. В основном сибирский вид, заходящий также на север европейской части России до юго-востока Кольского п-ова. Крайними восточными точками ареала являются местонахождения в бассейне р. Джида на отрогах хр. Хамар-Дабан [3]. Вне Российской Федерации - Монголия, Северный Китай.

 

Численность и состояние популяций. Резко сокращается. Вблизи населенных пунктов наблюдается полное исчезновение растений.

 

Лимитирующие факторы. Хозяйственное освоение территории. Выкапывание корней и сбор растений для букетов привели к истощению природных популяций, особенно возле крупных населенных пунктов.

 

Принятые и необходимые меры охраны. Охраняется на территории Байкало-Ленского заповедника и Прибайкальского национального парка [4, 5]. Внесен в Красные книги Республик Бурятии, Саха (Якутия) [б, 7]. Интродуцирован во многих ботанических садах страны (в Сибирском ботаническом саду (Томск) с 1895 года). В культуре зимостоек, размножается как семенным, так и вегетативным путем [8, 9]. Необходимы контроль за состоянием популяций и запрещение сбора растений.

 

Источники информации: 1 - Яковлев и др., 1987; 2 - Семенова, 2007; 3 - Бойков, 1999; 4 - Степанцова, 2007; 5 - Конспект флоры сосудистых..., 2005; 6 - Красная книга Республики Бурятия, 2002; 7 - Красная книга Республики Саха..., 2000; 8 - Кузеванов, Сизых, 2005; 9 - Соболевская, 1984. Составитель: В.А. Барицкая.

Художник: Н.В. Степанцова.

 

baikalru.ru

Кувшинка чисто-белая — Байкал

Nymphaea Candida J. Presl

Семейство Кувшинковые - Nymphaeaceae 

 

Категория и статус. Категория 3 (R). Редкий вид. Находится на границе ареала.

 

Краткое описание. Многолетнее корневищное водное растение с длинночерешковыми крупными, округло-овальными, сердцевидно-выемчатыми, плавающими (есть и подводные) листьями, лопасти которых при основании сближены или налегают друг на друга. Цветки крупные, одиночные, белые, на длинных цветоножках. Околоцветник состоит из четырех чашелистиков, окрашенных с наружной стороны в зеленый, а с внутренней - в белый цвет, и многочисленных снежно-белых лепестков, которые по мере приближения к центру цветка постепенно уменьшаются в размерах и переходят в тычинки. Плод - ягодообразная многосемянная коробочка, созревающая под водой.

 

Особенности экологии, биологии и фитоценологии. Произрастает на илистых грунтах в хорошо прогреваемых ев-трофных водоемах на глубине до 3 м. Как и другие виды кувшинок, при пересыхании водоемов может продолжать свое развитие на влажной земле (давать листья, цвести и плодоносить) [1]. Размножается вегетативным путем (корневищами) и семенами.

 

Распространение. В Иркутской области находится на восточном пределе распространения. Отмечен в г. Иркутске, Ангарском (р. Китой у ст. Китай), Слюдянском (оз. Слюдянское, район р. Слюдянка), Киренском (г. Киренск), Усть-Кутском (р. Кута у с. Максимово), Казачинско-Ленском (села Конец-Луг и Березовка), Черемховском (р. Мал. Белая в 18 км от с. Тальники), Куйтунском (с. Андрюшино), Тулунском (с. Гадалей), Зала-ринском (окрестности с. Хор-Тагна), Тайшетском (села Шеле-хово и Талое, оз. Солонецкое), Нижнеудинском (с. Солонцы), Мамско-Чуйском (пос. Усть-Чуя) районах [2]. В России встречается в европейской части, Западной и Восточной Сибири. Вне Российской Федерации распространен в Северной, Центральной и Восточной Европе, Средней Азии.

 

Численность и состояние популяций. В Иркутской области известно 17 популяций вида. Состояние большинства из них удовлетворительное.

 

Лимитирующие факторы. Как высокодекоративное растение, часто собирается на букеты. Влияние диких животных (растения используются в пищу). Загрязнение водоемов.

 

Принятые и необходимые меры охраны. В Иркутской области не разработаны. Вид включен в Красные книги Республик Бурятия, Тыва, Хакасия и Красноярского края [З-б]. Необходимо создание ООПТ в Тайшетском р-не (оз. Солонецкое), где отмечен целый комплекс редких видов.

 

Источники информации: 1 - Снигиревская 1980; 2 - Красная книга Иркутской..., 2001; 3 - Красная книга Республики Бурятия, 2002; 4- Красная книга Республики Тыва, 1999; 5 - Красная книга Республики Хакасия, 2002; 6 - Красная книга Красноярского..., 2005.

Составитель: М.Г. Азовский.

Художник: С.Г. Казановский.

baikalru.ru

Родиола розовая — Байкал

Rhodiola rosea L.

Семейство Толстянковые - Crassulaceae 

 

Категория и статус. Категория 2 (V). Уязвимый вид. Включен в Красную книгу Российской Федерации.

 

Краткое описание. Многолетний летне-зеленый травянистый короткокорневищный моноподиально нарастающий поликарпик с удлиненными прямостоячими побегами [1]. Корневище толстое, многоглавое, цвета бронзы или старой позолоты, с перламутровым блеском, в верхней части покрыто бурыми чешуевидными листьями. Суккулентные побеги 20-50 см высотой. Листья очередные, сидячие, от эллиптических до продолговато-ланцетных, вверху расставленно-зубчатые, на верхушке заостренные, сизо-зеленые. Соцветия густые, щитковидные. Цветки одно-, редко обоеполые, 4- реже 5-мерные. Чашелистики ланцетно-линейные, в 1,5-2 раза короче лепестков, тупые, желтые или зеленоватые. Лепестки желтые или зеленоватые. Тычинки в мужских цветках превышают лепестки. Плоды - листовки.

 

Особенности экологии, биологии и фитоценологии. Тундрово-высокогорный вид. Приурочен к альпийским и субальпийским лугам, реже встречается на сырых каменистых склонах и в щебнистых и лишайниковых тундрах. По долинам рек спускается в верхнюю часть лесного пояса. Обнаружен по песчаным и галечниковым берегам рек и горных озер. Цветет в конце июня и в первой половине июля, плодоносит в конце августа.

 

Распространение. В Иркутской области известен в Восточном Саяне (хр. Удинский). Отмечен на хр. Хамар-Дабан (реки Подкомарка, Босан, Лангатуй), Приморском (гора Трехглавый Голец, верховья р. Кучелга, голец в р-не м. Улан-Хан), Байкальском (реки Ирель, Огнева, Лена, гольцы напротив мысов Рытый, Елохин) и Патомском (р. Ныгри, прииск «Весенний») нагорьях, на Делюн-Уранском хр. (оз. Орон, р. Никишкин Ключ и др.) [2]. Обнаружен в 2007, 2009 году в пределах Патомско-го нагорья по р. Жуя (прииск «Светлый», оз. Толондо, окрестности бывшего пос. Нечера) [3]. На территории Российской Федерации встречается от Кольского п-ова до Камчатки и о. Сахалин. Широко распространен на Алтае, в Западном Саяне и в присаянской части Республики Тыва. Отмечен в Республике Бурятия, Забайкальском крае. В целом имеет широкий евразийский ареал: арктические и горные области Европы, Скандинавии, Средней Азии, Монголии, Китая.

 

Численность. Встречается редкими популяциями с малой численностью особей. Абсолютная численность ценопопуляций по р. Жуя (Бодайбинский р-н) насчитывает менее 500 экземпляров. Тенденции изменения численности вызывают беспокойство за судьбу вида.

 

Лимитирующие факторы. Специфичность местообитаний вида, узкая экотопологическая приуроченность. Ценное и очень популярное лекарственное растение [4], известное в народе как «золотой корень», «сибирский женьшень». Активно заготавливается населением. Запасы истощаются, площадь ареала вида заметно сокращается [2].

 

Принятые и необходимые меры охраны. Охраняется на территории Байкало-Ленского и Витимского заповедников и Прибайкальского национального парка. Включен в Красные книги Российской Федерации, Республик Бурятия, Саха (Якутия), Хакасия, Читинской области и Агинского Бурятского авт. окр. [5-9]. Обнаружен на территории 30 заповедников Российской Федерации [10]. Успешно культивируется во многих ботанических садах и интродукционных центрах городов России и ближнего зарубежья [2,11]. Необходимы контроль исполнения запрета на массовое заготовление вида в природе, мониторинг обнаруженных популяций.

 

Источники информации: 1 - Безделев, Безделева, 2006; 2 - Красная книга Иркутской..., 2000; 3 - данные составителя; 4 - Телятьев, 1991; 5 - Красная книга Российской..., 2008; б - Красная книга Республики Бурятия, 2002; 7 - Красная книга Республики Саха..., 2000; 8 - Красная книга Республики Хакасия, 2002; 9 - Красная книга Читинской, 2002; 10 - Петросян идр., 2010; 11 - Днепровский, 1975.

Составитель: О.П. Виньковская.

Художник: Н.В. Степанцова.

 

baikalru.ru